среда, 23 июня 2010 г.

День, который построил Джек

Пишу не потому что это имеет большое значение, в конце концов, сейчас ничего не имеет большого значения, ведь я здесь, и всё остальное еще здесь – стул, книга, тревога, противный бородатый дедуля внутри меня, убивающий способность логически мыслить – я бы, наверное, если бы не постоянная потребность расчесать до крови ключицы, лопатки, шею, вообще даже не понимала, что я еще вот сижу, пью какой-то едва теплый чай и перелистываю крупные белые страницы с неровными иллюстрациями букв, и тени бы меня совершенно уже поглотили, раздавив нереальностью происходящего. На дворе лето - и ведь правда, это особенное лето, с неожиданно приветливым тополиным пухом (дебильная группа превратила это словосочетание в мерзкий звук, но только вслушайтесь в звучание этого протяжного "тополиный" и этого мягкого "пух"), и никаких шансов избавиться от жары, разве что переодеться, наконец, в летнюю одежду, снять зимние джинсы, переложить телефон в какую-нибудь другую, не черную, сумку, улыбаться даже прохожим, которые улыбаются. Я часто пишу глупости (а говорю еще чаще), и сегодня, в это особенное лето, в этот особенно вымученный день крадутся тиграми в голове особенные глупости. А день был простой - я много теперь сплю, от того, что ничего не делаю, сплю больше, чем полагается, хотя, наверное, это все нервы, и крайняя духота - просто убивающая духота стоит в городе, еще этот внезапный дождь - в общем, я все проспала, а потом поехала сразу с помятым слева лицом на концерт на открытом воздухе. 140 музыкантов, скрипки, барабаны и барабанщики, пластиковые белые кресла, гвоздика в руках у Кристины, гвоздика в руках у Любы, пустые руки мои, обволакивающая глубина Шостаковича. Все-таки каждая нелюбовь имеет свои последствия – сегодня разбилось мечом реальности заблуждение о банальности этого композитора; похоже, что он мыслил (и действовал) как садист – скрипки монотонно рубят воздух смычками сверху вниз, сверху вниз, и когда уже, кажется, внутри все сжалось, мелодия переходит к другим инструментам и снова до крупных мурашек, до тяжелого вздоха.
Завидую тем, кто сейчас: учится, работает, путешествует, целует уголки губ, читает впервые "Замок" Кафки, спит не думая о своей автобиографии.
Извините, без финала.

2 комментария:

  1. А мне нравится песня про пух, который тополинный)

    ОтветитьУдалить
  2. Анонимный23 июня 2010 г., 3:05

    Закрыла все программы, выключила компьютер, пошла стелить постель себе. В процессе подумала и...
    В общем компьютер опять включен.

    О боже, как же я завидую тем кто:
    - не учится (долбанная сессия не позволяет строить планы как полагается, не позволят расслабиться по вечерам после тяжелого дня, причем даже тогда, когда непосредственно учёбой не занят - мысли не позволяют что-то другое делать)
    - не работает (всего второй день, а я уже не могу в 7 вставать, прчём в первый день я встала в 8 и собиралась 2 часа вместо обычного часа, а второй день ещё не начался даже - завтра новая борьба с самой собой будет)
    - не путешествует (не хочу в никакие поездки внезапные, тем более тогда, когда нет времени испечь пирог с ревнем из-за них)

    Про губки промолчу, У Кафки есть ещё миллион произведений, а есть ещё миллион не-кафок нечитаных.

    А вот автобиография позволит тебе сначала путешествовать, потом учиться, потом работать, гдё-то между этим читать "впервые" (с помощью полученных знаний, т.е. старое новыми глазами) Замок Кафки. А уголки губ приложатся в любом случае.

    Пометка - у меня температура откуда-то взялась, так что если что, это не я, а она.

    ОтветитьУдалить