четверг, 17 июня 2010 г.

Oklick

Зарос паутиной, подгнил по краям, заплесневел в самой сердцевине, выгорел на солнце, утонул в слезах, потерялся в череде собратьев, упал заплеванный, онемел, оглохнув, замер в ожидании, отвернулся, простыл и чихает, выплевывает случайные комочки на стол -и там дальше квадратные и прямоугольные, ровные черные на белом, что-то красное и что-то оранжевое.

Помнишь ли ты те дни, когда просиживали до 4х, синхронно слушая Баха - в этом большом окне во двор и маленьком окне ноутбука соединялось счастье, витало в воздхе кухни, я поедала бананы один за одним, обвязывалась проводами и от малейшего движения интернет сбивался, я подключала его снова и дальше слушала - не знаю, почему вспомнился Бах, наверное это все месса. Или это все потому, что у меня горят подушечки пальцев на левой руке и вместо того, чтобы учить, учить (какое удовольствие, какая тревога, какое безразличие), или спать, спать (какая сладость, какой страх, какая расслабленность) я опять не могу успокоиться от "зарос паутииной".

В этой череде обстоятельств обещаешь себе сделать что-то завтра, обещаешь кому-то - и дело не в обещаниях, а в том, что откладываешь, чтобы никогда не сделать. Вчера открылся сезон дождей, и хотя в твоей стране нет никакого дождя и светит вечное солнце (и слава богу, я изрядно перетрусила, когда пересекала мост), дождь льется на мою голову густой краской - чернил, неудовольствия. Бежала по грязи до остановки, потом стояла на остановке, жалась к случайному мужчине, затем к другому, ноги по колено в мутной жиже, мимо автобусы прносятся, поднимая воду почти на 2 метра, и сверху белый дождь, крупные капли барабанят по асфальту и по мосту вниз - ручьи, струи, потоки. Пышно на голове, в автобусе - душно, запотевшие стекла, на сиденьях вода - залилась из окна, выбрал местечко, вжался - погода, непогода, размазанная тушь.

Не читаю - нет времени и желания, хотя казалось бы; завтра экзамен - не читаю, хотя казалось бы; на выходных на дачу поеду - не хочется, хотя казалось бы; пора заканчивать предложение, хотя казалось бы какой у него громадный был потенциал. Чувствуешь, я теперь с ними на "ты", как и с тобой, расстрел буквами ать ать ать ать, я уже добралась до того, что хожу по ночам смотрюсь в зеркала темные, иногда со свечкой, но сейчас у меня ничего нет под рукой. Вчера и сегодня мне нечего сказать, я плачу, в магазине продуктовом - ты еще видела человека, который может заплакать после того как ты с полки взяла вафли? Или когда в кино совершенно ничтожное действо произошло, музыка рухнула и я уже вот-вот, уже слезятся. Или когда облака превращаются в людей, в носатых людей, принимают форму столба "Дед", и ветер постепенно превращает окуня в акулу - на горизонте синий, голубой, белый, все как полагается.

Я еду в поезде уже, хотя до сих пор ощущение, что я в него вообще не сяду.

Комментариев нет:

Отправить комментарий