суббота, 15 мая 2010 г.

Сделай мне страшно

Только что дочитала Кинга, «Последняя игра Джералда». Прошли, видимо, те времена, когда схематичная проза Кинга уносила меня в темные, страшные закоулки – я вдруг перестала бояться, а это, по-моему, худшее, что может случиться с читателем Кинга – ведь весь смысл этих коротких незамысловатых предложений теряется, едва перестаешь трястись. В сущности ведь проза Кинга (я читала не много, например – «Зеленая миля», «Лангольеры», «Мизери», Потаенное окно, потаенный сад», еще что-то, но вообще мало) – это все очень-очень легковесное, нечто совершенно простецкое, упакованное в самые необходимые для представления сцены фразы типа – он вошел, она села, свет горел, пахло сыростью. И все – остальное дорисовывает воображение, и в этом когда-то была прелесть: его книги были полигоном для фантазий, никаких лишних, отвлекающих фраз, одни только действия, и никакого глубокого смысла – как средненькие фильмы в пятницу вечером, которые необходимы голове, чтобы расслабиться. И вот «Последняя игра Джералда», одинокая женщина оказывается «запертой» в собственном доме – вся игра основывается на том, как она будет выбираться из положения, и вместо того, чтобы ужаснуться, я сижу и скучаю от просчитанных наперед ходов. Очевидные вещи. Один раз вздрогнула, а так очарование пропало – а что остается от Кинга, когда перестаешь видеть, а не читать? Ничего, видимо – и уж точно в его книгах нет никаких цитат, которые можно выписать на листочек и положить в уголок стола. Сейчас у меня там Елинек и «Даже дети способны выколачивать Моцарта и Гайдна из инструмента, а более продвинутые скользят на полозьях Брамса и Шумана, покрывая собственной улиточной слизью лесную почву музыкальной литературы». А Кинг пока уходит в тень.

1 комментарий:

  1. Я у Кинга прочёл, кажется, только один рассказ. Там мужик мстил за жену. Помню, мне понравилась простота и жуть этого рассказа. Надо будет ещё что-нибудь прочесть.

    ОтветитьУдалить